sinchronia
Белинский, хоть и критик, но человек был неглупый.
В Саратове в конце августа жара выдыхается. Нет, по меркам многих других городов это еще лето во всей красе – короткие платья, много солнца, лотки с мороженным через каждые тридцать метров, но вот палить так, что асфальт под каблуками проседает, перестает, и можно даже не запечатывать на день окна. Ложишься спать и больше не хочется скинуть ночью не только саму кожу, но и простыню.

Вечера становятся томными.

Густой запах настоявшейся за день листвы оседает в неподвижном воздухе, прижатый уже не выжигаемой за день влагой. Выглянешь погулять, когда стемнеет, и не чувствуешь своего тела – ни ветерка вокруг, ни разницы температур. Будто гребешь в теплом густом молоке. И улицы кругом пустые.

Если в такой момент закрываешь глаза, то невозможно понять, движешься или стоишь на месте. Окружающее никак не откликается, тело сжимается до самого себя и только чувствуешь, как перекатываются под кожей мускулы.

Вязнешь в реальности как муха в янтаре.


В любом походе за целью есть такой момент, когда кажется, что движение заканчивается. Неважно что это – отработка какого-то навыка, погоня за качеством тела, просто некий большой проект, чувство, что ты стоишь на месте, преследует.

В начале очень просто – такой контраст: в «недавно до» еще не умел, еще не начал, а «здесь и сейчас» уже что-то можешь. И на финише понятно что ждет, это как-то висит впереди и кажется измеримым. А вот немного отбежав от старта и там, ближе к середине, глаз уже замыливается и, даже если внимательно присматриваться, никак не замечаешь, что штрихи на рисунке становятся четче, миллиметры на талии все-таки уползают и множатся, а нервные срывы удается быстро сворачивать и приходить в норму.

Селится в голове мысль – все, потолок.

Залипаешь так и это самый сложный момент, в который очень часто люди сдуваются. Не видно результатов трудов и каждый день, каждый подход, каждый момент времени приходится сцеплять зубы и выпихивать себя на вроде бы бесполезные повторения.

Словно уговариваешь себя в первый раз – начни, ну же, не откладывай. Только постоянно.

С тем же телом я в прошлом году сдалась, не смогла одолеть этот барьер привыкания. Впрочем, зачем врать – не только с телом. Но сегодня я вспоминаю хитрость, зажмуриваюсь и просто ощущаю работающее тело. Голову. Чувство.

И тогда начинаешь замечать, что за три часа беготни вверх и вниз по горе не только не устал, но даже ни разу не запыхался.

Из какой-то детской книги пару лет назад выпало, когда мы переезжали. Записочка моим детским почерком: «Иногда, чтобы увидеть, нужно закрыть глаза».

Не знаю, мелкая, где ты это подслушала и почему записала, но да, теперь я вдруг понимаю, к чему этот пафос. Впрочем, ты, думаю, это сделала просто потому, что звучало загадочно и красиво.

@темы: ex tenebris