Дневники ученого кота

  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: заметки на полях (список заголовков)
22:50 

Тихая ложь

Белинский, хоть и критик, но человек был неглупый.
Опасность нашего времени не в том, что на земле живет кучка безнравственных людей, авантюристов, бандитов и разбойников. Эти отбросы общества существовали всегда; случалось даже, что из низов выходили великие люди. Особая опасность нашего времени в том, что ныне писатели искренне уверены, что, оправдывая аморализм, мягкотелость, закон джунглей и безобразное искусство, поступают мужественно. Меж тем ничего героического тут нет; это самый пошлый конформизм. Опасность, по словам одного из ваших ровесников, состоит в том, что "вместо философского учения нам предлагают заклинания, вместо литературной школы - правила пунктуации, вместо религиозного возрождения - аббатов-психоаналитиков, вместо мистики - абсурд, вместо счастья - комфорт", -

Андре Моруа, "Открытое письмо молодому
человеку о науке жить".

@темы: заметки на полях

URL
11:44 

Драма под маской триллера

Белинский, хоть и критик, но человек был неглупый.
Раньше совершенно не замечала, на каком принципе строится один из моих любимых рассказов Вулрича – «Умереть бы раньше, чем проснуться». Это история столкновения детей и маньяка. И это даже не спойлер, потому что буквально с первого абзаца ясно абсолютно все.

Совершенно жуткая история, хотя она ни разу не опускается до графичной крови и смакования страдания. Из власти саспенса просто невозможно выбраться до самого конца. На чем он вырастает, когда развитие событий читается мгновенно?

Не на той ли разнице между детским убеждением, что добро могут делать за просто так и взрослым прагматичным сомнением в существовании бескорыстности?

@темы: заметки на полях

URL
00:15 

И принимать с благодарностью

Белинский, хоть и критик, но человек был неглупый.
Да, я сделаю тебе больно. Да, ты сделаешь больно мне. Да, мы будем мучиться. Но таков удел человеческий. Встретить весну- значит принять и зиму. Открыться другому - значит потом страдать в одиночестве. (Как нелепы телефонные звонки, телеграммы, возвращения на скоростных самолетах, люди разучились жить ощущением присутствия. ) В XIII веке моряк-бретонец ни на миг не разлучался с невестой, что осталась ждать в далекой Бретани. Она просто была рядом с ним. В час отплытия к мысу Горн он уже торопился к ней. И я, не боясь нажить непоправимое горе, предаюсь радости, -

из первого письма Экзюпери к Натали Палей.

@темы: заметки на полях

URL
21:34 

Необходимые уточнения

Белинский, хоть и критик, но человек был неглупый.
В «Игре Эндера» есть одна тема и один нюанс, которые кажутся мне очень важными, но которые совершенно не раскрыты в самом тексте.

Этой темой – и важнейшим личным открытием - стали простые слова Эндера «Значит, мы воюем просто потому, что не смогли поговорить?». И в этом наивном детском вопросе та глубина всех конфликтов не только двух рас, которые привыкли передавать информацию разными способами, но и всей нашей личной и истории, и каждого мелкого столкновения. Мы воюем потому, что не смогли услышать друг друга. Понять стоящего напротив.

Этот нюанс в тексте – это упоминающееся вскользь уничтожение Китая. Оно так мимолетно, что не запоминается. И дальше поведение землян кажется необоснованной, животной агрессией. В какой-то момент чувствуешь даже недоумение – зачем уничтожать этих милых странных существ, ну, пусть по ошибке погубили станцию… А ведь весь мир сплотился перед этим животным страхом. Ведь, наверное, Гималаи перестали существовать, а миллиард людей просто перестал думать, мечтать и бояться. Ведь если поверить, если представить, то проверять, что там они переменили в себе, уже не так уж хочется. Хочется разбить, потому что мало ли…

Ох, и вместе они настолько пьяное вино, что при всем достоверном пути маленького полководца и его пробирающей личной трагедии, отчаянно жалеешь, что книгу, где тема и нюанс прописаны, нет шанса прочитать.

@темы: заметки на полях

URL
12:30 

Никогда

Белинский, хоть и критик, но человек был неглупый.
- Тихий настойчивый голос у нас в голове - почему он так мучает нас? - спросил он и выдержал паузу. - Может быть, он напоминает нам о том, что мы живы, что мы смертны, что каждый из нас наделен неповторимой душой, расстаться с которой мы так боимся, хотя она-то и заставляет нас чувствовать себя несчастней всех прочих созданий? Кроме того, что, как не боль, обостряет наше ощущение самости? Ужасно, когда ребенок вдруг осознает, что он - обособленное от всего мира существо, что никто и ничто не страдает, когда он обжег язык или ободрал коленку, что его боль принадлежит лишь ему одному. Еще ужаснее, когда с возрастом начинаешь осознавать, что ни один, даже самый близкий и любимый, человек никогда не сможет понять тебя по-настоящему, -

Донна Тарт. «Тайная история».

@темы: заметки на полях

URL
21:59 

Белинский, хоть и критик, но человек был неглупый.
Интересно, какая культура была бы у существ, которые бы воспринимали землю как потолок, а небо как пол? Которые воображали бы, что двигаются, цепляясь за землю, потому что внизу пропасть. И пусть в неё не полетишь внезапно, но на этом благословенном кусочке жизни и стабильности их удерживает нечто невероятно хрупкое...

@темы: заметки на полях

URL
00:34 

Все

Белинский, хоть и критик, но человек был неглупый.
- Ну, Миш, мне пора, а то заругают.

Она всегда говорит так, потому что знает: когда они переберут все новости и немного посмеются Люськиным рассказам о нянечках и соседях из мужской палаты (ох, мужчины болеют всласть, с преувеличением!), тогда вдруг станет не о чем говорить. Она не дожидается этого, ей не хочется никакой жесткости, никакого напряжения. Она благодарна Мише Сироткину, что он приходит, что не отрекся от нее, несмотря на стоны матери: «Инвалида берешь! Сам говорил - болезнь неизлечимая». О, Люська знает эту женщину! Да и соседки пришли навестить, рассказали про шумные - на весь двор - скандалы и обсуждения.

Ей дорога Мишина похвала. «Таких девчонок, - сказал он, - больше на свете нет! Мне Алексей говорил, как ты чуть не помирала, а смеялась, когда его с врачом спутала. Алексей - человек. Я бы с ним дружить мог, да он, видно, не хочет, обходит меня».

Люся слушает и складывает его слова в сундучок памяти. У нее теперь всегда в запасе радостная перспектива: расскажу Алешке. Ах, кто бы знал, как это счастливо, когда все, все, что есть ты, интересно другому!

Сергей бывает редко. Готовится к экзаменам. Он исхудал, стал серьезен и даже строг. Он не спрашивает, как она себя чувствует. Сам рассказывает много и интересно, и Люсе кажется, что он заранее готовит эти рассказы. А она почему-то устает от них и быстро забывает, -
Галина Демыкина. «Птица».

@темы: заметки на полях

URL
13:28 

Энди Вейр. "Марсианин".

Белинский, хоть и критик, но человек был неглупый.

Достоверный журнал пошедшей не по плану марсианской миссии, которому так и не удалось стать художественным произведением.

читать дальше

Кому: незанятым уставшим.
Читать: легко.
Полезность: отсутствует.
Цена: адекватная. Совет.

@темы: заметки на полях

12:36 

Винсент проходит мимо

Белинский, хоть и критик, но человек был неглупый.
Сейчас хороший момент, чтобы пересмотреть «Гаттаку». Идеальный потому, что социальный контекст как никогда позволяет взглянуть на фильм с другой стороны от официальной рассказанной истории. Даже если при первом просмотре оборотная сторона прошла совершенно незамеченной.

Эта неделя в прессе отмечена многочисленными разговорами о крушении самолета в Альпах.

И в данном случае мне совершенно неважно, что произошло там в реальности, так что искать правду здесь я не стану. Намного важнее то, что творится в умах и сердцах. И что отражается в прессе.

А пресса толкует о портрете второго пилота. Обсуждает его медицинскую карту, личную жизнь и, главное, возмущается тем, что нездорового человека допустили туда, где он оказался не способен справиться с ответственностью за жизни людей, которые должен был оберегать.

И вот тут-то и надо остановиться, достать из загашников фильм Никкола, посмотреть его в тишине и обдумать.

Чем отличается Фримен от того, кем может оказаться Лубитц?

читать дальше

@темы: заметки на полях

URL
17:36 

Лучшее решение - за пределами системы

Белинский, хоть и критик, но человек был неглупый.
– Каждая эпоха в развитии человечества, – начал Координатор, – характеризовалась собственным определенным видом конфликтов – набором проблем, которые, как казалось, могли быть разрешены только путем применения силы. И всякий раз, увы, оказывалось, что применение силы вовсе не приносит решения проблемы. Наоборот, противоречие вызывало еще многочисленные конфликты, а потом разрешалось само собой – как говорится, тихой сапой, – по мере того, как изменялись экономические и социальные условия. Потом назревали новые проблемы, и начиналась новая полоса войн – казалось бы, этот цикл бесконечен.

Вспомните сравнительно недавние времена. В шестнадцатом-восемнадцатом столетиях шли бесконечные династические войны, и главным для Европы был вопрос о том, кто будет править: Габсбурги или Валуа-Бурбоны. Противоречие было неразрешимым, поскольку считалось, что не может одна половина Европы быть под властью одной династии, а другая половина – другой. Тем не менее именно такая ситуация существовала до Великой французской революции, когда сначала Бурбоны, а вслед за ними и Габсбурги были отправлены на свалку истории.

Тогда же Европу раздирали еще более страшные войны – религиозные: они призваны были решить, быть Европе католической или протестантской, поскольку, как считалось, той и другой одновременно она быть не может. И, конечно же, такое неразрешимое противоречие могло быть урегулировано только огнем и мечом. Однако и тут сила ничего не решила. В Англии началась промышленная революция, а на континенте взяли верх националистические настроения. По сей день Европа наполовину католическая, наполовину протестантская, но это никого не волнует.

В девятнадцатом-двадцатом веках разразились националистическо-империалистические войны, и самым важным стал вопрос о переделе мира в борьбе за рынки сбыта и источники сырья между странами Европы. Тогда казалось, что мир не может существовать, не будучи поделенным между Англией, Францией и Германией. Но никакие войны не привели к тому, чего в конце концов добились сами неевропейские страны, когда в них выросли национально-освободительные движения и они решили, что запросто проживут без всякой Европы. Итак, мы имеем четкую картину… -

Айзек Азимов. «Я, робот».

@темы: заметки на полях

URL
17:30 

Я, робот.

Белинский, хоть и критик, но человек был неглупый.
Самое восхитительное в сборнике Азимова - это возведенная в абсолют логика. И курьезы, и проблемы построены на ней, не противоречат ей и сплетаются в изящное цельное кружево повествования. И роботы получаются настолько откровенными не-людьми, а чем-то удивительно самобытным, ярким, что оторваться невозможно. Так и хочется познать эту разность.

Самое удручающее в этом сборнике - персонажи-люди. Кроме рассказчицы Сьюзен, у которой есть хотя бы несколько упоминаемых черт и которая запоминается уже тем, что присутствует везде, все остальные сливаются в безликие функции. Не только характер их не читается в поступках (а только называется автором), но и вообще временами не понимаешь, кто это говорит. Два исследователя, хотя и проходят через несколько рассказов на главных ролях, абсолютно одинаковые. И пустые. Как и все прочие персонажи абсолютно бессмысленные, созданные только подавать реплики.

И потому несмотря на красивые обобщения, на занимательные логические казусы робототехники, которые я прошла с удовольствием, второй раз эту книгу в руки не возьму. Не через кого мне ее чувствовать (кроме, пожалуй, малышки Глории).


Все, что можно сказать об одноименном фильме, - сильные стороны особости роботов и элегантности детективной интриги он не унаследовал, а слабую, несмотря на попытку дать предысторию хотя бы заглавному персонажу, не смог выправить. Да еще сверху щедро присыпали традиционными штампами - одиночка, не пролеченная травма, ум одного и вопиющая глупость прочих, всемогущее существо, которое может натравить десятки врагов, но не в состоянии ни подделать переписку, ни отправить помеху за решетку.

Хотя все-таки, самое ужасное в нем то, что создатели так и не задали краеугольный вопрос сценаристов - "О чем это?".

Наверное, если бы я под фильм не провела полноценную тренировку и не перемыла кухню, то я бы остро пожалела о потраченном времени.

@темы: заметки на полях

01:32 

Собирать

Белинский, хоть и критик, но человек был неглупый.
Мария Даниловна, как всегда, мне обрадовалась. Дала прочесть последнее письмо Дана. «Ветлуга» держала путь к родине. Дан уже сообщил капитану, что решил уйти. В апреле будет дома.

Мария Даниловна так и сияла. Но она беспокоится, попадет ли он в театральный. Ей жаль было потерянных лет. Но я не согласилась, что эти годы, когда он учился на штурмана дальнего плавания и ходил в Атлантику на «Ветлуге»,- потерянные. Нет. Я рассказала ей историю Шуры...

- И Шура эта столько лет потеряла,- вздохнула Мария Даниловна.

- Да нет же, когда человек талантлив, то, куда бы ни забросила его судьба, он, как пчела пыльцу, собирает по крупице лишь то, что необходимо его таланту, что он видит своим особым зрением, и, когда попадет в благоприятные условия, из горькой и терпкой пыльцы этой образуется мед искусства, чистый и благородный.

- Как ты хорошо это сказала,- удивилась Мария Даниловна, -

Валентина Мухина-Петринская. «Утро. Ветер. Дороги».


Это написала женщина, которая девять лет провела из-за клеветы в ГУЛАГе, но которая писала только добрые, только светлые, только полные предчувствия чуда книги. Которую Константин Паустовский называл романтиком и считал, что положительные герои у неё ярче отрицательных.

@темы: заметки на полях

URL
00:37 

Шинко с вихром и тысячелетняя магия

Белинский, хоть и критик, но человек был неглупый.


«Шинко с вихром и тысячелетняя магия» это не фильм-история. Это фильм-переживание. И этим – фотографическим запечатлением реальности - он очень напоминает гибливский «Со склонов Кокурико», вышедший на два года позже.

И это сходство стилей при разнице сюжетов намного острее, чем легко прослеживаемое визуальное вдохновение от другой работой студии - знаменитого приключения Сацуки, Мэй и Тоторо. Вроде бы в наличии и такие же зеленые поля, и маленькие дома, и девочки-сестрички того же возраста, и даже в рисовке схожесть присутствует. Но эта история не о Тоторо и даже не о волшебстве. Потому аннотации, обещающей дружбу с девочкой из прошлого, верить не стоит. Не о девочке оно и даже не столько о дружбе.

«Шинко с вихром» - это фильм о детстве.

читать дальше

Кому: взрослым.
Смотреть: легко и приятно.
Полезность: присутствует.

@темы: заметки на полях

18:35 

Яна Франк. "Муза и чудовище".

Белинский, хоть и критик, но человек был неглупый.


Очень дорогая мотивационная книга, которая должна была стать хорошей статьей по тайм-менеджменту.

читать дальше

Кому: для новичков в планировании.
Читать: сложно.
Полезность: средняя.
Цена: неадекватна.

@темы: заметки на полях

17:57 

Время размышления

Белинский, хоть и критик, но человек был неглупый.
Несколько лет назад под Сиорапалуком измеряли освещенность. С декабря по февраль, в течение трех месяцев, когда нет солнца. Кажется, что там должна быть вечная ночь. Но есть луна и звезды, а иногда и северное сияние. И снег. Было зарегистрировано такое же количество люксов, как и в Дании под Сканерборгом. Таким я и помню свое детство. Мы всегда играли на улице, и всегда было светло. То, что было светло, казалось тогда совершенно естественным. Ребенку многое кажется естественным. И только с годами начинаешь удивляться, -

Питер Хёг. «Фрекен Смилла и ее чувство снега».

@темы: заметки на полях

URL
19:16 

Отчаяние

Белинский, хоть и критик, но человек был неглупый.
old-diplomat:
Вы и Ваши коллеги просто работали с разными целями, поэтому сотрудничества не получилось. Приведу цитату, которую я очень люблю, из книги Вячеслава Рыбакова «Очаг на башне»:

«Он думал так, а разговор катился: как лечат друг друга мама и папа, как лечат друг друга знакомые, как лечит друга друг… и что это – друг…

– Представь, что вы где-то делаете революцию. И министр обороны старого правительства вроде бы человек хороший и прогрессивный. Может, даже вас поддержит. А может, и нет. Может, он специально притворяется, чтобы войти к вам в доверие, все выяснить и предать. И вот ты ему веришь и считаешь, что надо все рассказать, – тогда он вас поддержит армией. А твой лучший друг не верит, он считает, что министр вас обманывает.

– Какой же он друг, если по-моему не считает? – обиделся Антошка.

– Твой самый лучший. Вы с ним вместе выросли, вместе сидели в тюрьме у старого правительства, вместе бежали. Он тебя спас от смерти, потом ты его спас от смерти. А теперь ты говоришь, что он погубит дело, а он говорит – что ты. Как быть?


читать дальше

@темы: заметки на полях

URL
18:21 

Две сказки о Золушке

Белинский, хоть и критик, но человек был неглупый.
Иногда смыслы сказки перерождаются, но не теряют своей привлекательности.

Первая история о Золушке – это история знатной девушки, которую отрезали от своего круга общения, исключая тем самым возможность устроить свою судьбу.

В те времена, о которых идет речь, для женщины предусматривалась только одна традиционная роль – роль жены, матери и хозяйки дома. Что ждало Золушку, останься она незамужней? Вариантов у нее было немного – штифт или место придворной дамы исключались отсутствием средств и знакомств, а монастырь был далеко не райским местом.

Итого оставалось только прожить всю жизнь в родительском доме, а после смерти мачехи в доме брата или сестры. Ее мнение по-прежнему бы ничего не значило, а единственным смыслом жизни оставалось бы только развлекать чужую недобрую женщину и всячески ухаживать за нею, тщательно блюдя собственную неискушенность. И в итоге было бы только это беспросветное рабство, когда даже посторонние люди смотрят на тебя как на нечто стыдное.

И бал был ее единственный шанс.

читать дальше

@темы: заметки на полях

URL
01:09 

Восторг

Белинский, хоть и критик, но человек был неглупый.
Можно читать не открывая каты без потери смысла. Цитаны не обязательны, но совсем небесполезны

В том, что «Цветы для миссис Харрис» - это книга о мечте, нет никаких сомнений. Но она не только о мечте.

читать дальше

@темы: заметки на полях

URL
12:51 

Зеркало

Белинский, хоть и критик, но человек был неглупый.
Маркиз Ипполит де Шассань, разумеется, вовсе не является послом Франции в США. Он - всего лишь добрая фея-крёстная в этой сказке нашего времени.

Равным образом вам вряд ли удастся найти по приведенным адресам миссис Харрис, миссис Баттерфильд или семейство Шрайберов - потому что, верите вы или нет, но все герои этой книги вымышлены.

Однако же если эти герои не напомнят вам людей, которых вам приходилось встречать в жизни, это значит, что автору не удалось создать то зеркало, которое он задумал показать вам — и в этом случае автор выражает свое глубокое сожаление и приносит читателям свои извинения, -

Пол Гэллико. «Миссис Харрис едет в Нью-Йорк».

@темы: заметки на полях

URL
главная